Кана Монтеро
Серия 19.

Корпорация «Чистый мир». 5284 год существования корпорации. 17 год по исчислению Тегры. Глориджен.



Они всегда приходили внезапно. Глориджен уже отчаялась подсчитать время по Их появлениям, а магию Они блокировали великолепно. Может быть, кто-то и перестал бы вздрагивать при Их появлении, но женщина слишком хорошо помнила один из Их давних визитов, когда внезапно погас свет, и чьи-то руки в темноте схватили её за запястья, порвали её платье. Глори не знала, сколько Их было, в какой-то момент милосердное сознание просто отключилось. Потом был единственный период времени, который она смогла подсчитать, - девять месяцев, наполненных страхом, ожиданием и любовью. А потом Они порвали её душу, когда, проснувшись после тяжелых родов, она не обнаружила дочь рядом с собой. Глориджен возненавидела себя за невозможность предать свой мир даже ради собственного ребёнка. Ненавидела, но жила, потому что смерть была бы не меньшим предательством, нового Мага Мира вычислили бы моментально, а насколько он был бы предан Анраону? Волшебница не имела права рисковать.



Они приходили и показывали ей видео опустевших городов, больных, умирающих от эпидемий, картины гибели её несчастного мира. Они показывали ей фотографию тоненькой девочки с холодными карими глазами, почти незнакомой и такой родной. Маленькой одинокой малышки, которую мать только раз взяла на руки, дикого зверька. Девочке на снимке могло бы быть и пять лет, и десять. Глори пыталась считать дни, зачеркивая палочки на стене, но Они приходили и стирали их, не все, но часть. Или добавляли ещё, но женщина даже приблизительно не могла сказать, сколько лет сейчас её ребёнку.
Они приходили всегда разным составом. Иногда среди них была Эта Женщина. Главная. Тварь. Она дразнила Глори её же собственной магией, а потом била наотмашь, и тогда приходила боль. Сука всегда задавала один и тот же вопрос. У Неё на отказ всегда был один и тот же ответ.

- Чем порадуешь меня сегодня? – Глориджен вздрогнула от слов стоящей в дверях Ядвиги Янати.



- Ничем, тварь! – Глори сжала дрожащие пальцы в кулаки и гордо вскинула голову.
- Ну, тогда у меня для тебя подарочек! – Ядвига уступила дорогу двум мужчинам, которые схватили волшебницу и приковали к стене, - Ты же в курсе дел Корпорации, я велела, чтобы от тебя не скрывали некоторых вещей. И ты уже слышала о Шоне? – в камеру вошел высокий брюнет с ледяными глазами, поверх простой рубашки с закатанными по локоть рукавами и брюк на нём был кожаный фартук.
- Нет… - глаза Глориджен наполнились ужасом.
- То есть ты согласна? Прекрасно!
- Нет! – Глори выдохнула ответ, пока мужество не изменило ей.
- Ну тогда оставляю тебя с ним, - Ядвига хмыкнула, и, сделав мужчинам знак следовать за ней, вышла из камеры.



- Боишься меня? – Шон подошел к прикованной женщине вплотную, льдисто-голубые глаза встретились с теплыми карими, Глориджен прошиб холодный пот, - Правильно, меня надо бояться. Вот М6 не боялась, и где теперь М6? – мужчина говорил, не меняя выражение лица и даже, кажется, не моргая, отчего волшебнице становилось ещё более жутко.
Откуда-то из-под фартука появился тонкий клинок, больше похожий на скальпель, чем на нож. Шон быстро срезал с женщины платье и бельё, потом так же невозмутимо провёл лезвием по её щеке, слизнул каплю крови и зашептал ей на ухо:
- Твою дочь назвали Меори, ей сейчас четырнадцать, ты здесь уже двадцать один год, а в Анраоне прошло уже лет двести, если я правильно посчитал, а теперь советую немного покричать, - клинок прошелся по груди, рассекая кожу.
- Ты убьёшь меня?
- Не сегодня.
Глориджен заорала.


@темы: Перекрёсток